Ресурсный центр
Тульская Региональная Общественная Организация
«Центр поддержки Общественных Инициатив «Гражданская палата»

Инклюзивное образование: ресурсная зона — это тренировка, сама школа — это соревнование

Инклюзивное образование: ресурсная зона — это тренировка, сама школа — это соревнование

Первый заместитель председателя Комиссии ОП РФ по поддержке семьи, материнства и детства Юлия Зимоварассказала в режиме онлайн членам региональных общественных палат, специалистам школ, реализующих инклюзивные программы, о том, как в общеобразовательной школе открыть ресурсный центр для обучения детей с расстройствами аутистического спектра. 

Юлия Зимова поделилась успешным опытом внедрения инклюзивного образования в городе Балашихе, где первый в Московской области ресурсный класс для особенных детей в обычной школе открылся 1 сентября нынешнего года.
 
«С чего нужно начать? Старт — это четыре-пять детей, родители которых просят открыть класс у вас на территории региона. Следующий шаг — это определение школы и обучение ее специалистов. Если вы понимаете, какая это школа, и есть возможность в будущем открыть ставку тьютора, ставку инклюзивного завуча и инклюзивного учителя, а еще лучше обучить директора, то с этого и нужно начинать. Далее стоит вопрос бюджетирования. Как одна из альтернатив — возможно софинансирование через благотворительные фонды на комплектацию класса», — поделилась Зимова.
Президент АНО «Центр проблем аутизма», член экспертного совета по организации образования лиц с расстройствами аутистического спектра при Министерстве образования РФ Екатерина Мень представила программу профессионализации в области инклюзии — курс повышения квалификации «Разработка модели инклюзии на основе методов структурированного обучения с технологией ресурсной зоны “Включи меня!”».
 
«Проект сложный, самое слабое звено в реализации этот проекта — это кадры. К реализации проекта должен быть привлечен координатор как человек с самыми высоким компетенциями, ресурсный учитель, тьютор, медиатор», — сообщила она.
 
«Дети с поведенческими нарушениями и с ментальными нарушениями — это наиболее ущемленная категория, хотя ситуация в области образования меняется быстро в положительную сторону. Еще несколько лет назад ничего не было, теперь родители стали понимать свои права. Огромную роль в продвижении инклюзивного образования играют некоммерческие организации (НКО), это большой агент влияния на изменение ситуации», — считает Мень.
 
По ее словам, для детей с аутизмом важно повышенное внимание к выработке социальных компетенций, и общеобразовательная школа — это интенсивное поле социальной практики. 
 
Проблема в том, что сейчас мало школ, которые готовы реализовать проекты инклюзивного образования, отмечает Екатерина Мень. 
 
«Перекладывать ответственность на учителей без усиления позиции школы, администрации, в этом смысле неправильно, — сказала она. — Что бы мы хотели? Как бы мы хотели видеть эту образовательную систему? Во-первых, должна быть позитивная учительская установка: работать нужно с позитивным подкреплением. Во-вторых, необходимо, чтобы в школе реализовывались альтернативные методы подготовки учителей, разнообразные подходы, чтобы педагог сумел развить одаренность ребенка с особыми потребностями», — подчеркнула она. 
 
Юлия Зимова и Екатерина Мень подробнее рассказали о специфике работы ресурсной зоны. 
 
«Для детей с аутизмом ресурсная зона — это как бы тренировка, в то время как сама школа — это соревнование», — привела сравнение Екатерина Мень. 
 
«На практике это место в обычной школе, где у каждого особенного ребенка есть свой тьютор, инклюзивный учитель, то есть нужно понимать, что это достаточно затратная технология. Но при этом каждый ребенок приходит на урок в свой общий класс минут на 15, а если у него появляются проблемы, то тьютор уводит его в ресурсный класс и разгружает, — пояснила Юлия Зимова. — Задача состоит в том, чтобы к окончанию школы ребенок больше времени находился в общем классе».